Билеты
07 февраля 2021

Магнус Пяярви-Свенссон: «Больше всего я скучаю по мясным фрикаделькам»

Большое интервью шведского нападающего из программки к матчам против СКА и «Йокерита»

— Магнус, вы новичок в «Динамо», поделитесь впечатлениями после перехода.

— Встретили меня гостеприимно. Чувствую себя очень комфортно и действительно рад быть здесь. «Динамо» — великолепная команда с сильным первым звеном, глубоким составом, сбалансированной вратарской линией и отличными шансами на кубок.

— Как проходит ваша адаптация?

— Стараюсь стать своим в игре так быстро, как только могу. Стремлюсь понять систему игру и стать ее частью. Само собой, стиль хоккея «Динамо» отличается от команд, где я играл прежде. Но это тонкость нашего хоккейного бизнеса — надо уметь быстро адаптироваться, подстраиваться, учиться и выполнять новые требования. Думаю, это не должно стать проблемой для меня.

— По вашим ощущениям, чего от вас ждут? Как вам надо играть, чтобы влиться в систему бело-голубых?

— Думаю, тренеры хотят, чтобы я играл более креативно. Возможно, более свободно и не так прямолинейно. Это то, над чем я работаю. Стараюсь играть более изобретательно, творчески подходить к игре. 

— Какова ваша роль в «Динамо»?

— Делать так, чтобы команда больше забивала. И, очевидно, делать все возможное, чтобы команда побеждала. Мы много и подробно обсуждали это с тренерами, они ждут от меня созидательного хоккея, ждут, чтобы я помогал команде быть лучше и выше в турнирной таблице.

— Вы уже прежде пересекались с Оскаром Линдбергом в одной команде. Это как-то помогает вам в «Динамо» сейчас?

— Безусловно, классно иметь кого-то знакомого в новой команде. Всегда можно узнать у него какие-то дополнительные вопросы, которые интересуют. Это позволяет чувствовать себя более уверенно. И, конечно же, Оскар отличный игрок. Думаю, мы очень здорово провели первые игры. Но потом он травмировался, затем я. Надеюсь, скоро мы снова сможем «зажигать» на льду.

— Что самое сложное в смене команды по ходу сезона?

— Самая трудная вещь — сделать новую для тебя систему игры частью своего мышления, освоиться и привыкнуть к ней. Если система «сидит» у тебя в голове, ты можешь просто играть, тебе не надо думать. Поначалу всегда приходится тратить несколько лишних мгновений, перед тем, чтобы сделать что-то. Несколько первых игр все равно думаешь: «Что я должен делать?» Это самое сложное — довести систему игры команды до автоматизма в своей голове.

— Вы много лет провели в Северной Америке, пришлось ли что-то кардинально менять в своей игре после переезда в КХЛ?

— Да, конечно, хоккей в России и Америке очень отличается. Я приехал в КХЛ в конце прошлого сезона. По всей лиге были три разных размера хоккейной площадки — это было немного проблематично для меня. И стиль хоккея заметно отличается от того, в какой играют в Америке. В НХЛ хоккей более прямолинейный, думаю, как раз из-за маленького размера площадок.

— Не могу не спросить, как вы справляетесь с русским языком?

— Я пытаюсь учить русский язык потихоньку. Не буду притворяться — это очень нелегко. Я начал с азов — изучения алфавита и букв, чтобы понимать, как они звучат. Что касается хоккейного языка, тут все просто. Понимание приходит очень быстро, хотя бы потому что это одни и те же слова и термины, которые слышишь каждый день.

— Наняли репетитора или сами пытаетесь «победить» русский?

— Самостоятельно, закачал себе несколько приложений, пользуюсь ими. Сейчас уже могу прочитать практически все, правда, абсолютно не понимаю, что слова значат. Но это  потому что я пока знаю только алфавит. Следующим шагом будет освоение значения слов. Конечно, я знаю какие-то совсем базовые вещи — слова приветствия, «как дела?»

— Ребята в команде пытаются помогать вам с изучением русского?

— Да, учим плохие слова (смеется).

— Какими вы находите русских людей?

— Русские очень отличаются от американцев и канадцев. Я бы сказал, что североамериканцы более открытые, а русские более закрытые. Но когда знакомишься с русскими, они открываются и впускают тебя. И ты понимаешь, что русские — очень теплые и душевные люди. Думаю, это ключевое отличие для меня.

— А если сравнить русских со шведами?

— Знаете, я нахожу, что наши менталитеты схожи. Шведы тоже держатся довольно отстраненно с незнакомыми людьми. Самый банальный пример — зайдя в лифт, североамериканцы обязательно поздороваются. Я, конечно, теперь тоже, все-таки я прожил там девять лет. А вот шведы так не делают. И русские, как я успел понять, тоже «молчуны». Так что если сравнивать, думаю, у нас довольно много общего.

— Чего шведского вам больше всего не хватает, когда вы находитесь вдали от родины?

— Шведской еды.

— У нас есть ИКЕА, в их кафе готовят шведские блюда.

— Это совсем не то. Я ходил в это кафе, но это совсем не то же самое, что еда в Швеции. Да, больше всего я скучаю по настоящей шведской кухне, мясным фрикаделькам.

— Это ваше любая еда в Швеции?

— Нет. Удивитесь, но больше всего я люблю наши конфеты. Только не думайте, что я говорю про лакричные леденцы — это финская «фишечка». Знаю, что в России очень много сладкого, обязательно попробую.

— Нынешняя ситуация с вирусом разъединила много семей. Как вы справляетесь с одиночеством, пока находитесь вдали от ваших близких?

— Увы, моя девушка и мои родные не могут пока приехать ко мне. Конечно, это непросто, и мне их не хватает. Бывают дни, когда особенно одиноко, поэтому, я считаю, очень важно иметь контакт с одноклубниками. Мы много времени проводим вместе с Оскаром, Юусо, Яшкиным и Чайковски. Легионеры во всех командах обычно держатся вместе.

— Как вы обычно проводите свои выходные в Москве?

— Много гуляю. Москва удивительно красивый город! Иногда хожу в рестораны. И, конечно, не буду обманывать, смотрю фильмы и сериалы.

— У вас есть хобби? Только не говорите, что гольф! Почему-то все иностранцы сразу говорят про гольф.

— Я тоже играл когда-то в гольф. Обычно каждое лето, практически каждый день. Но сейчас я совсем забросил это дело. Очень люблю путешествовать. Мог бы назвать это свои хобби и увлечением. Но с путешествиями сейчас у всех большой облом. Так что, наверное, пока мое главное хобби — это игра в падел.

— Игра во что?

— Падел — это микс между теннисом и сквошем. Играют двое на двое. Я, правда, не нашел ни одной площадки в Москве, так что это мое летнее хобби.

— А что же тогда ваше московское хобби?

— Facetime. Я действительно много времени провожу в звонках по видео связи с моей семьей, с моей девушкой и друзьями, начинает серьезно смахивать на хобби.

— Ваша девушка Келти О’Коннор — известный канадский фитнес-блогер. Она как-то помогает вам, например, во время летней подготовки к сезону?

— Нет. Я занимаюсь этим с шести лет, если я сам не буду знать, что делать — значит, со мной что-то не так.

— Я не имею в виду, что она ваш персональный тренер. Тем не менее, нюансы физической подготовки сейчас очень быстро меняются.

— Мы, безусловно, много говорим про фитнес и здоровье, но не обсуждаем конкретно хоккейную подготовку. 

— Многим иностранным игрокам удалось постепенно привезти сюда свои семьи. Как ваши успехи?

— Пытаемся получить визу для Келти практически каждый день. Но все пока движется медленно и сложно. Думаю, все осложняется еще и тем, что она живет в Ванкувере, а не Европе. Но мы не теряем надежду.

— Конец и начало года — время праздников. Рождество, Новый год — как вы праздновали их один, без родных и близких рядом?

— С Оскаром съездили в ИКЕА, купили шведской еды и смотрели шведские праздничные фильмы вместе. Рождественские комедии, которые обычно «крутят» по телевидению раз в году на праздники. Думаю, в России тоже есть такие «сезонные» фильмы.

— Уже немного поздновато для новогодних пожеланий, но, тем не менее, что бы вы хотели пожелать болельщикам «Динамо»?

— Я желаю нашим болельщикам, чтобы у них была команда, которой они могли бы гордиться и, конечно, Кубок Гагарина. Мне очень нравится атмосфера на наших матчах. Мне повезло — я играл здесь еще до пандемии, и застал полные трибуны. Но и сейчас мы все — и игроки, и тренеры, чувствуем поддержку трибун. Спасибо!

Блиц

 Самая памятная шайба

Я играл за «Сент-Луис Блюз» в сезоне-2016/17, команда билась в плей-офф. Мы обыграли «Миннесоту» в первом раунде 4-1 в серии. А я забил гол в овертайме.

№ 64

Мне пришлось выбрать между двумя свободными номерами — это был номер 64 или какой-то другой. Выбрал 64. Мой любимый игровой номер — 91. Этот номер совпадает с годом моего рождения, и я начинал играть под ним, когда мне было 17 лет. Играл под ним беспрерывно шесть-семь лет. Тем не менее, я не верю ни в какую магию цифр.

Самая памятная драка

 Штраф, который я получил за драку. Кто-то из игроков соперника провел грязный прием против Антона Ландера, когда мы оба играли за «Локомотив». Я вступился и отправился на скамейку штрафников за это.

Тренер

Моим тренером, когда я уже окончательно решил стать профессиональным хоккеистом, был Чарльз Берглунд. Он тренировал меня с 16 лет. Считаю, очень много дал мне как игроку. Он тренировал меня в течение трех лет, постоянно подталкивал и подсказывал мне, как я могу стать лучше.

Купить билет