Билеты
25 декабря 2020

Дмитрий Кагарлицкий: «Лучше, когда в звене все игроки разноплановые»

Большое интервью нападающего для тех, кто почему-то забыл купить программку на матчи с «Йокеритом» и «Ак Барсом»

— Хотелось бы начать сезон в «Динамо» получше, но имеем то, что имеем. Сейчас все налаживается. А вот поначалу было непросто. Там и объективные причины были, точнее, конкретная проблема со здоровьем. Всех подробностей рассказывать не буду. Мне наш тренерский штаб и лично Владимир Васильевич с ней справиться очень помог. Чем? Да своим жизненным опытом! Подсказал, как правильно поступить в этой ситуации. Как только ее исправили, все сразу лучше пошло. В том числе и результативность.

— Когда вы забросили Питеру в начале октября, комментаторы шутили, что вы специально ждали встречи со СКА. Была доля истины в их словах?

— Нет, конкретно на СКА я в тот момент уже не настраивался. До этого уже столько всего перепробовал, чтобы счет голам открыть, что… В общем, отпустил ситуацию, психологически расслабился, наверное, поэтому и забил этот гол. Но настроя и предчувствия, что забью именно сегодня — такого не было. Что-то кому-то доказывать я точно не собирался.

— Но радовались голу сильно.

— Конечно! Уж слишком долгая пауза была. Никто, пожалуй, уже и не помнит, когда я забивал до этого (на самом деле Кагарлицкий, выступая за СКА, забросил победную шайбу в ворота «Магнитки» 22 декабря 2019-го). А голы я забивать люблю.

— Вообще вы в этом сезоне забиваете в основном соперникам из разряда «топ» — «Локомотиву», «Авангарду», СКА… Вот и в матче с «Автомобилистом» был дубль в декабре. В чем причина?

— Мне нравится играть с сильными соперниками. Но в КХЛ сейчас и нет откровенно слабых. А то, что я именно в матчах с «топами» больше забил — просто стечение обстоятельств. На самом деле хочется забрасывать больше. Надо забивать не только принципиальным соперникам.

— Если сравнить вашу позапрошлогоднюю статистику в «Динамо» с нынешней, то бросается в глаза, что раньше вы больше забивали. А сейчас предпочитаете играть на партнеров. Что изменилось?

— Стал меньше играть «на шайбе». Я это тоже замечаю и анализирую. В последнее время стал больше брать на себя инициативу. Пересматриваю игры и вижу, где могу добавить. На самом деле до сезона в «Динамо» результативных передач у меня всегда было больше, чем голов. В тройке с Вадиком я впервые так много наколотил.

— Как вы ладите на льду с Шипачевым? Про Вадима даже самые ленивые комментаторы уже не раз сказали, что он по площадке «пешком ходит». А у вас один из главных козырей — быстрый раскат по виражу при входе в зону. Разные вы совсем!

— Так вот и дополняем друг друга. Когда в тройке два однотипных игрока — ничего хорошего нет. У меня такие ситуации в карьере бывали, и не особо получалось. Лучше, как раз когда все игроки в звене разноплановые.

А про Вадика я скажу, что это только с виду кажется, что он «ходит». На самом деле очень быстрый форвард, просто у него катание очень хорошее, Шипачев по льду именно катит. И везде успевает. Ну и плюс очень хороший выбор позиции.

— Что скажете о своем новом партнере Дмитрии Яшкине? Он по манере игры тоже не слишком на вас похож, кстати.

— Так и на Шипачева он тоже не похож, но как-то уживаемся (смеется). Димка — очень хороший форвард. Это снайпер, на пятаке здорово играет, хорошо владеет шайбой. За него количество забитых голов громче всего говорит. Что тут еще добавить?

— Вот я и думаю — как же вы теперь передачи Вадима между собой делите?

— Да как-то… плохо, как видите, делим (смеется). Если серьезно, то мы все трое любим играть «на шайбе». Поэтому приходится делиться друг с другом. Но главное — общий результат, победа. Бывает, что и игра не ладится, а два очка выскребешь, и все довольны.

— Перед началом сезона было ощущение, что «Динамо» будет соперничать с ЦСКА за лидерство на Западе. В том числе и из-за того, что восстановилась ваша связка с Шипачевым. Что пока не получается?

— Сейчас много рассуждают — в чем проблема «Динамо»? Хотя трудности есть у всех команд. Специалисты сетуют на нашу игру в обороне. Вот и тренерский штаб, и Саша Еременко про это говорили. Я, пожалуй, соглашусь, не буду отрываться от коллектива. Здесь надо добавлять. А что касается конкретно ЦСКА, мы с ними три матча сыграли — один выиграли, в двух уступили. Так что бороться с ними в очном противостоянии можем. А в таблице надо к ним, конечно, поближе подобраться.

— Пандемия скомкала предсезонку, и старт чемпионата у «Динамо» не заладился. Получается, баллоны летом все же не помешали бы?

— Мне кажется, что ссылаться в декабре на предсезонку уже не стоит. Тем более что, наверное, семьдесят процентов команд такие же проблемы испытали. Понятно, что когда две недели сидишь дома с коронавирусом и тебе ничего нельзя делать, то это удар по подготовке и вообще по здоровью. Поэтому старт был непростой. Но как только появляются свободные дни, тренеры дают нам нагрузки. Бывает, что и играть под ней приходится. И это тоже сказывается на результате.

Но такая у нас работа, мы к этому относимся нормально. Все понимают, что надо не просто выиграть завтрашнюю игру, а выйти на хороший уровень и держать его, выдать победную серию. Главная задача — набрать оптимальную форму к плей-офф.

— Кстати, вы ведь сами уже коронавирусом переболели. Как перенесли?

— Не скажу, что легко. У меня диагностировали начальную стадию пневмонии, грудь болела. И вообще два первых дня были тяжелые. Высокая температура, весь мокрый от пота просыпался, аж до матраса. Тело ломило страшно, особенно поясницу. А вот обоняние, кстати, не пропадало. В общем, ни с каким ОРВИ не перепутаешь. А вот жена перенесла без проблем — только обоняние и вкус пропали на четыре дня.

— Морально готовы к массовой вакцинации?

— Думаю, что к этому вопросу надо очень серьезно и взвешенно подойти. Детям, как пишут, вакцину делать нельзя. Наверное, в какой-то ситуации это будет выходом. Но, повторюсь, тут надо подходить с головой. Нас в КХЛ проверяют постоянно. Пока у меня есть антитела.

— В отношении пандемии вы фаталист или перфекционист? Относитесь к вирусу по принципу «будь что будет» или заставляете жену и сына постоянно мыть руки?

— На самом деле у нас в семье и до пандемии проблем с гигиеной не было. Пришел с улицы — помой руки, это норма. Поначалу мы вообще к вирусу отнеслись очень серьезно. Ходили в масках и перчатках, тогда же все непонятно было. Сейчас хоть представляешь — какие лекарства нужны, что будешь чувствовать. А весной людей увозили в больницу, и никто не знал, что с ними дальше будет.

Сейчас жена мне призналась: «Я уже перестала вируса бояться». Потому что все равно я каждый день в команде, общаюсь минимум с пятьюдесятью людьми. А у них дома свои семьи. Поэтому контактов получается очень много. Тем более с нашей работой, которая связана с постоянным передвижением по стране в самолетах, автобусах, проживанием в разных гостиницах… Так что больше надеемся на то, что уже переболели. Повторять это не хочется.

— Раз уж мы заговорили о семье, расскажите, как поживает Архип? Получил ли уже первые коньки на день рождения?

— Сыну недавно исполнилось три годика. Но на лед его ставить я не спешу, хотя паренек очень активный, подвижный и игривый. Было много планов на прошлое лето… Но все пришлось отложить.

— Чему вас научил прошлый сезон в СКА — терпеть и не сдаваться или философски смотреть на жизнь?

— Я честно отработал весь тот сезон до конца. Играл или нет — на тренировках все равно пахал, никогда не «косил». И искренне верил, что этот честный труд когда-то должен быть вознагражден. Всегда знал, что если даже у меня не сложится карьера в Питере, я — неплохой хоккеист, работу в КХЛ себе найду и вернусь на свой привычный уровень. Потому что я люблю хоккей. Люблю все, что с ним связано. Люблю получать удовольствие от того, что я делаю на льду. Кстати, даже в той тяжелой ситуации был один весомый плюс — я много времени проводил с семьей.

— Стали ли вы после такого сурового испытания сильнее? Или внутри рана, которой еще предстоит окончательно затянуться?

— Нет, я уже перевернул эту страницу. Никакой боли и никаких обид нет. Спокойно проанализировал все, что со мной произошло и иду дальше. Не вспоминаю год в Санкт-Петербурге, как страшный сон. Просто у меня там не получилось.

— Однажды вы признались в интервью, что в Питере у вас мелькала мысль завершить карьеру. Неужели правда было такое?

— Это уже потом из контекста моего интервью вырвали отдельные слова. Разговор-то был о том, что когда 15 игр пропускаешь, позитивных мыслей в голове мало. И настроение порой такое, что, образно говоря, хоть заканчивай. А потом общаешься с семьей, успокаиваешься, просыпаешься утром и работаешь дальше. Я слишком люблю хоккей, чтобы вот так закончить. Буду играть до тех пор, пока здоровье позволяет.

— Кто вас больше всего поддерживал в прошлом сезоне?

— Семья меня всегда поддерживает очень сильно. Мы с женой постоянно разговаривали на эту тему, искали психологический выход из ситуации. Без родителей тоже было бы непросто. Есть еще близкие друзья, не связанные с хоккеем, которые просто приезжали ко мне в Питер пообщаться, сходить поужинать вместе. Ну и, к примеру, с Вадиком Шипачевым мы постоянно на связи были. Поддержки на самом деле было предостаточно. Я благодарен своим родным и друзьям за это.

— После гола вы обязательно отправляете воздушный поцелуй на трибуну…

— Это жене, она постоянно ходит на наши матчи. Я точно знаю, где она сидит, что переживает за меня. Сейчас ситуация во всем мире сложная. Люди должны беречь тех, кто рядом. Я, например, врачами восхищаюсь — как они выносят всю эту неимоверную нагрузку? Те, кто дежурит в отделениях с больными коронавирусом, достойны не просто уважения, а памятников при жизни. Но мы верим, что все наладится. В том числе и болельщики на хоккей вернутся. Нам без них тоже очень плохо.

Блиц

Важная шайба

— Помню, что в первом же матче за «Динамо» в чемпионате КХЛ я забросил гол уфимцам в сентябре 2018-го. Это была очень важная для меня шайба. Я вообще стараюсь всегда счет голам открыть поскорее — в первой или второй встрече сезона. Раньше это удавалось, особенно в новой команде. Настрой, как сейчас помню, был запредельный.

Шайба тогда ушла за ворота «Салавата», Вадик Шипачев ее там принял, я начал накатываться под его пас… Там еще угол был немного странный, нетипичный для такого броска, потому что я сместился вправо от ворот. Но шайба зашла четко под перекладину, да там и застряла. Очень тогда хотелось забить!

№ 9

— Я почему-то с самого детства мечтал играть под № 9. Но у нас свитера с этим номером были уже почему-то изначально с буквой «С», а капитаном был другой парень. Поэтому я играл под десятым, как Павел Буре, который мне очень нравился. Позднее выступал под 11-м, потому что у меня отец в футбол под этим номером играет. Но в 2014-м решил вернуться к номеру, который мне нравился в детстве.

Драка

Вообще не часто дерусь на льду, стараюсь голы забивать. Но потасовки периодически случаются. Говорите, был случай в Кубке Гагарина-2019 в серии с «Йокеритом», когда я за Шипачева вступился? Честно говоря, даже не помню этого. Но в таких эпизодах товарищу помочь — святое дело. Не только за Вадика, за всех вступиться готов, если нужно.

И то, что соперник тяжелее на 25 кг, как было в той стычке с защитником Виктором Левом, ничего не значит. Об этом вообще не думаешь, в такие моменты не по весу противника выбираешь.

Первый тренер

— Моим первым тренером в Череповце стал Юлиан Соломонович Штейнберг. Очень требовательный наставник, даже жесткий. И мы только с годами поняли, как же он был прав в том, что по-мужски нас воспитывал. Мы с ним до сих пор очень дружны. После игр списываемся, встречаемся, когда он с детишками в Москву на турниры приезжает. Он меня и в трудных ситуациях поддерживает, и за успехи всегда искренне порадуется.