Билеты
30 ноября 2020

Александр Еременко: «Как наркоман — прихожу на тренировку и радуюсь»

Вратарь рассказал, где до сих пор черпает силы выходить на лед

— Помню, как весной вы говорили, что не собираетесь заканчивать карьеру, поэтому ваш новый контракт сюрпризом не стал. И все же, что заставляет снова выходить на лед в профессиональных матчах?

— Скажу честно, если бы я в марте не сыграл в плей-офф, то, наверное, закончил бы. Все вроде к этому и шло. Но так случилось, что я сыграл, мы победили в первом раунде «Спартак». А потом нам еще и бронзовые медали вручили.

Самое главное — быть нужным команде. Чтобы меня не как талисман в запасе хранили, потому что фамилия Еременко на свитере, а приносить клубу реальную пользу. Прежде всего — играть.

А вдохновляет меня «Динамо» и… сами ребята! Были моменты, когда хотелось уйти. Ведь это так легко — встал и ушел, не поминайте лихом. А вот выйти на лед, да еще хорошо сыграть, достичь какого-то результата — это важнее.

Хочется и еще что-то завоевать, и каким-то опытом поделиться, подсказать. Команда — это живой организм, он требует внимания. И тут с ветеранов спрос особый. Вот этим сейчас и живу.

— Но ведь вы все и всем давно доказали. Как на клубном уровне, когда завоевывали с «Динамо» Кубки Гагарина, получали титул MVP, так и на международном, где у вас две золотых медали чемпионатов мира. Хочется завершить карьеру на столь же высокой ноте или реально трудно уйти из мира хоккея, с которым давно стал одним целым?

— Уйти в другую жизнь для меня как раз не трудно. Я состоявшийся человек, какие-то деньги за карьеру уже заработал. Поэтому уйти не боюсь, это не проблема. Но я как наркоман — прихожу на тренировку и радуюсь каждому дню. Вот зашел в раздевалку, увидел пацанов, посмеялись, поболтали, вышли на лед, поработали. Для меня день уже удался! Я живу этим интересом команды и мне по кайфу. Хотя работать, чтобы двигаться дальше, тяжело. Ответственность с себя не сбрасываю и скидок на возраст не жду. Наоборот, стараюсь всем показать — я тут вкалываю, а не номер отсиживаю. И, наверное, кто-то на меня равняется. Порой даже ругаюсь — говорю, где надо дорабатывать. Знаете, как батька, по-хорошему. Без всякой конкуренции к Кузе и Ване. Этого вообще нет. Надо — сыграю. Не надо — рядом постою.

— Что больше всего мешает держать себя в форме — вес, растяжка, реакция, старые травмы?

— С «физикой» и лишним весом проблем нет. У меня хороший обмен веществ. Но есть другая возрастная проблема. Хоккей поменялся, стал более скоростным. В том числе и из-за уменьшения площадок. В двадцать лет мышцы от природы двигаются быстрее, чем в сорок. Поэтому сейчас мне приходится больше тренироваться, чтобы оставаться в хорошей форме.

— Про ветеранов в хоккее часто говорят: «Скорости уже нет, но здорово играет на опыте». Чем опыт помогает голкиперам?

— Опытные игроки всегда действуют более рационально. Вот почему «Динамо» в последнее время частенько уступает в третьем периоде? Не хватает рационализма! Мы один забьем, второй и продолжаем вперед бежать. В итоге после второго периода уже и сил особо нет. Поэтому счет 2:0 удержать не можем. А надо играть на результат. Где-то проще, но правильнее — по позиции, силы сэкономить. Также и у вратарей. Концентрация должна сохраняться, но движение можно сделать по-другому, если ситуация от тебя чего-то отчаянного не требует. На это и нужен опыт. Ты нутром чувствуешь, когда можно расслабиться, а когда нельзя. Не позволяешь сопернику себя измотать.

— Подписание нового контракта не вызвало затруднений?

— Я и контракт подписывал исходя из того — буду ли я нужен команде? Владимир Васильевич и весь тренерский штаб мою кандидатуру поддержали. Спасибо им за это огромное. Деньги тут в принципе были на втором плане. Могу прямо сказать, что я согласился на 50-процентное снижение зарплаты. Понимал, на что иду. Профессиональный спорт — это тяжелые нагрузки на организм, риск, жизнь на базе. Если за это берешься — надо самому с себя много требовать. Иначе лучше вообще не браться. Семья меня тоже поддержала: «Сказали, ну, раз хочешь, поиграй еще». От них тоже многое зависело.

— Ожидали, что при этом играть придется ощутимо чаще, чем в прошлом году?

— В том году я очень мало в «регулярке» сыграл, особенно осенью. И вот тогда меня это угнетало! Приходилось перебарывать себя в плане психологии. Но там меня еще операция с аппендицитом подкосила. А сейчас все нормально. Но иллюзий не строю. Я здесь, я рядом. Если надо, выйду играть. Мы же всю жизнь проводим в коллективе. Поэтому волей-неволей учимся подстраиваться под его интересы. Без этого результата не добиться. Ради команды я готов меняться.

— Чтобы вы посоветовали Ивану Бочарову, которому постепенно как бы передаете динамовскую эстафету?

— Я могу советовать, но практика показывает, что в спорте люди предпочитают учиться на своих ошибках. Хотя и с Иваном, и с Кузей мы разговариваем. Мне реально их хочется уберечь от тех промахов, которые я в свое время совершал. Но услышат ли они? Молодые ребята все хотят испытать сами! В том числе и обжигаться.

— Что думаете о молодом Георгии Кузнецове, который начал появляться в динамовских воротах. По комплекции он явно не вы, и не Бочаров. Может, из него вырастет второй Вася Кошечкин?

— Кузя — хороший парень. И я вижу, как он на глазах взрослеет. В отношении работы — вообще молодец. Но пахать над техникой надо еще много, не останавливаться. А так Георгий в классного вратаря может вырасти.

— Кстати, о соперниках. «Динамо» вновь ждет битва с «Локомотивом», обыграть который в этом сезоне пока не удавалось. Чем так сильны ярославцы? [Интервью записывалось до матча с ярославцами]

— Не могу сказать, что восхищаюсь этой командой. Ну, разве у «Локомотива» такой уж шикарный состав? Нет, но они как раз добиваются успеха за счет командных действий. Умеют терпеть и ждать. Потихонечку нагнетают. Представится момент — резко добавят и реализуют его. Берут свое за счет большого объема работы. В том числе и за счет молодых ребят, которые носятся по площадке и играют системно. А так, чтобы ярославцы чего-то сверхъестественное показывали, такого нет. У них все поставлено на результат. Вот и выцарапывают победы в одну шайбочку.

— Как вы относитесь к изменениям в хоккейных правилах, которые касаются вратарей? Трудно постоянно перестраиваться?

— Привыкнуть можно ко всему. Единственное, что мне не нравится — разный размер площадок. Скажу честно, для меня самый удобный — финский формат. Когда с него возвращаюсь на «канадку», сразу ощущаю — все по-другому. И требуется определенное время, чтобы подстроиться под новые условия, чтобы правильно выбирать позицию. Если бы в КХЛ ввели единый размер площадок — было бы здорово! По крайней мере, для вратарей.

— Раньше вы говорили, что любите, когда за спиной постоянно орут фанаты. Сейчас шумовых эффектов хватает?

— Нет, пустота — это на самом деле самое страшное. Вот играли недавно в Подольске с «Витязем» при совершенно пустых трибунах — это настолько непривычно, что даже неприятно! Не понимаешь — для кого ты играешь. Лично для меня, болельщики на трибунах — огромный мотиватор.

Вот опять же — как заканчивать карьеру при пустых трибунах?! Я же всю жизнь к этому шел, привык, что вокруг люди радуются. Вот приду на пустой стадион и скажу: «Ну все, я закончил». А вокруг никого нет. Озноб по коже. На первом месте — команда. А болельщики — сразу за ней. Даже не на втором месте, еще ближе. Потому что это люди, для которых я играю. А, значит, и живу. Без них спорт теряет свою изюминку. На пустых стадионах эмоции совсем не те. Как хоккеист скажу — это очень больно.

Блиц

Самый памятный матч

25 апреля 2012 года, седьмой матч финала с «Авангардом», в котором мы победили 1:0. Все понимали, что это последняя игра сезона. Оступаться вообще нельзя! Все на кону стояло. Любая ошибка обернулась бы поражением. Так в итоге и вышло, только ошиблись соперники.

Еще запомнил, как нас потом с трибун забрасывали всякой ерундой. Понятно, что поражение обидное, но реакция зрителей в Омске оказалась неадекватной. Хотя судили нормально.

Номер

Раньше у вратарей выбор был небольшой — 1, 20-й и 30-й номер. Поэтому в новой команде я всегда брал свободный. В «Салавате» играл под 30-м. А когда вернулся в «Динамо» взял первый. И не жалею, что поменял!

Удаление

Недавно, в начале октября нелепый штраф схлопотал — принял шайбу, отдавал ее партнеру и не заметил, что за линию зашел. А это две минуты. Такое правило в прошлом сезоне ввели. Но так уж получилось, игровой момент.

Штраф был за «задержку игры». Странная формулировка какая-то. Я же не задерживал, наоборот, старался шайбу быстрее в игру вернуть.

Первый тренер

Со своим первым тренером Александром Николаевичем Филипповым я до сих пор на связи. И многие другие ребята тоже. Ох, какой у меня с ним случай был! Мне мама из Польши кроссовки привезла — SIMOD, дефицит по тем временам. И я в них, конечно, такой радостный на тренировку пошел.

А раздевалка на старой арене была прямо в подвале. Он не запирался, мы прямо там вещи оставляли. И вот выхожу после тренировки — кроссовок нет, украли! А возвращаться домой надо через пол Москвы на Каширку поздним вечером в одних носках! Притом, что мне всего лет восемь тогда было. Александр Николаевич меня не бросил. До машины на руках донес, а потом отвез домой. Вот с тех пор мы и дружим.