03 октября 2020

Сергей Кремлев: «Главная задача — привить интерес к хоккею»

Главный тренер Академии «Динамо» им. А. И. Чернышева рассказал о процессе обучения, преимуществах динамовской школы и своих выдающихся воспитанника

— Что входит в обязанности главного тренера Академии «Динамо» им. А. И. Чернышева?
— Контроль общего процесса обучения по всем возрастам, а главная задача — чтобы он был методически правильно построен. Чтобы ребята прогрессировали и без ущерба для здоровья старались стать профессиональными хоккеистами.

— Насколько сложно следить за всеми годами?
— Сложно, поскольку мы катаемся на разных площадках. Много смотреть приходится, беседовать с тренерами, анализировать тренировки: что-то подсказать, где-то поправить.

— На что в нашей Академии, начиная с самых ранних стадий подготовки игроков делается упор в первую очередь?
— Основная наша задача — готовить ребят для команды МХЛ, конечная цель — КХЛ. Молодые хоккеисты должны обладать качественным уровнем мастерства, чтобы они соответствовали вышеупомянутым лигам.

— За счет чего достигается такой уровень?
— Здесь много компонентов: селекция, вопрос отбора перспективных ребят. На первом месте, конечно, процесс обучения — тренировочный процесс. Чтобы осуществлять это на высоком уровне, необходим подбор квалифицированных кадров. То есть тренерский состав должен быть грамотным и с большим желанием работать.

— Что влияет на выбор определенного тренера?
— У нас очень много тренеров, которые сами прошли динамовскую школу. Многих ребят я знаю чуть ли не с детства: и характер, и возможности, и желание работать. Те люди, которые пришли не из «Динамо», оцениваются путем рекомендаций, результатов с прошлого места.

— В Академию приходят дети от 5 лет. Как в таком возрасте рассмотреть перспективного хоккеиста?
— В пятилетнем возрасте мы не делаем упор на его перспективу. У нас занимаются все желающие, а потом в процессе подготовки уже идет естественный отбор — кто-то сам заканчивает. Если мы видим, что мальчик отзанимался год, два или три и у него нет данных для хоккея, то корректно пытаемся объяснить родителям, что пока не поздно, нужно поменять вид спорта. Отбор есть, но не в пятилетнем возрасте, а немного позже.

— Сейчас был набор в «Динамо» 2015. Все равно ведь кто-то отсеивается через две недели тренировок. Это зависит от уровня вовлеченности ребенка в процесс?
— Да, тренер же видит, когда мальчишку привели родители, а ему это не интересно. Он видит, что у мальчика глаза не горят, он без желания тренируется. Стараемся корректно объяснить родителям: может быть рано привели или может быть это вообще не его вид спорта — такое бывает.

— Тренировки у младших возрастов отличаются — там больше игровых механик. Здесь главная задача — научить стоять на льду или нет?
— Главная задача на первом этапе — привить мальчишкам интерес к хоккею, чтобы они с удовольствием шли на тренировки, чтобы занятия были в радость, а не в тягость. Поэтому, конечно, игровой метод стоит на первом месте. Ну и параллельно мы пытаемся осуществлять и процесс обучения.

— С какого возраста начинаются более серьезные тренировки?
— С 2015 по 2012 год рождения — группы оздоровительной начальной подготовки. Мальчишки, родившиеся в 2011 году, в этом сезоне уже будут участвовать в Кубке Москвы. У них начнется более серьезная подготовка и работа.

— В каком возрасте наступает переломный момент, и вы видите, будет ли ребенок талантливым хоккеистом?
— Все по-разному. Очень расплывчат этот возраст. Проще определить даже из какого мальчика не получится хоккеист. Есть компоненты мастерства, без которых стать профессионалом невозможно. Это, в первую очередь, игровое мышление, характер, стремление к труду. У нас вид спорта, который требует большого объема работы. Если тренер видит, что мальчик этот объем не выполняет, мало вероятно, что что-то получится. Игровое мышление мы практически не тренируем: оно либо есть, либо нет. Если тренер видит, что этого компонента нет, то выйти на высокий уровень крайне сложно. Где-то в 13 лет что-то уже проглядывается, а иногда и в 16 можно ошибиться — тут интуиция наставника на первом месте.

— Психологический фактор — важная составляющая в подготовке игроков. Какие работы ведутся с ребятами в этом направлении?
— У нас в Академии есть психолог Евгений Лапин. Если какие-то проблемы возникают у ребенка, он встречается и с ним, и с его родителями. Плюс тренеры — каждый из них тоже должен быть психологом.

— Форсирование подготовки со стороны родителей — частая история в детских спортивных школах. Как Вы боретесь с этим?
— Вопрос, действительно, очень сложный. Сейчас родители настолько активны, что порой это мешает и тренеру, и ребенку. Они начинают вмешиваться в тренировочный процесс — сами начинают учить детей как открыться, куда бежать, как сыграть в том или ином эпизоде. А самое интересное, что этим часто занимаются и мамы, и бабушки. Приходится иногда вести беседы, если наставник видит, что на мальчика идет излишнее давление со стороны родителей. Есть тренер, который является профессионалом своего дела. Он должен направлять ребенка, обучать, беседовать с ним, указывать на какие-то ошибки. Родители должны следить за тем, чтобы мальчик хорошо питался, чтобы вовремя ложился спать. Над дополнительными качествами, например, силовыми, можно дополнительно поработать, но в сам процесс обучения, если родитель не имел отношения к хоккею, лучше не вмешиваться и довериться тренеру.

— Все воспитанники Академии параллельно учатся в школе: тренировочный процесс подстраивается под расписание?
— Стараемся по возможности учитывать их уроки при составлении плана тренировок, но есть фактор того, что мы арендуем лед и нам выделяют определенное количество часов — исходя из этого составляется расписание. К сожалению, бывают такие ситуации, когда ребятам приходится уходить с последних уроков. Конечно, мы стремимся к тому, чтобы они школу не пропускали, но не всегда это получается. Бывает, что приходится жертвовать учебой ради тренировки. Мы стараемся, чтобы не целый учебный день выпадал, а последний урок. Маленьким ребятам, 1-2 класс, даем лед в районе часа дня. Немного могут опаздывать. Проблема, конечно, есть такая.

— Должны ли тренеры следить за успеваемостью ребенка в школе?
— Да, мы стараемся делать так, чтобы тренеры держали это на контроле. Жесткого вмешательства, конечно, нет. Наставник, как правило, общается с родителями, узнает, есть ли какие-то проблемы.

— То есть тренер — это авторитет не только на льду, но и в жизни?
— Конечно, могу сказать это по своему опыту. Когда я работал с 70-м годом, у нас был спецкласс, и в тренерские обязанности входило раз в неделю посетить школу, посидеть на каком-нибудь из уроков, пообщаться с учителями. Родители об этом знали и даже звонили со словами: «Поговорите с моим, у него по физике двойка в четверти выходит». То есть авторитет тренера порой даже не меньше, чем у родителей.

— Почему родители должны привести своего ребенка именно в нашу Академию?
— Потому что мы — «Динамо». Стараемся, чтобы у нас все было лучше, чем у других.

— И в чем все-таки преимущество?
— Традиции, условия для тренировок: даже младшие возрасты сейчас имеют возможность кататься до пяти раз в неделю, далеко не во всех клубах так. Есть небольшая проблема с игровым залом, мы его тоже арендуем, но пытаемся сделать так, чтобы общефизическую подготовку дети получали не меньше, чем в других хоккейных школах.

— Директор Академии — ваш воспитанник. Необычно работать с ним в другом ключе?
— С Лешей мне очень приятно работать, потому что я знаю его с самого детства. Он всегда был серьезным и целеустремленным. В хоккее своего добился — поиграл на высоком уровне. Было приятно, когда он меня пригласил в Академию. Видимо, он оценил мою работу.

— Среди Ваших воспитанников, пожалуй, величайшие игроки современности — Овечкин, Радулов. Какими они были тогда?
— Не могу сказать, что они прям мои воспитанники. С Сашей Овечкиным я работал год, с Сашей Радуловым — два. Девять-десять лет я отработал с мальчиками 70-го года рождения — с Алексеем Жамновым, Александром Карповцевым, Игорем Королевым, Равилем Якубовым и Романом Ильиным. Вот здесь я могу сказать, что это целиком мои воспитанники. Что касается Овечкина и Радулова, то их основные качества — талант от природы, генетика, фанатичная влюбленность в хоккей. Первый готов был тренироваться с утра до вечера — его не выгонишь с занятий. Второй — со сложным характером, с ним было довольно непросто, но я сумел найти к нему подход. Было сразу видно, что и тот и другой станут большими хоккеистами. Трудолюбие и талант — два основных момента.

— Поддерживаете общение с ними?
— С Овечкиным виделись в Новогорске, когда он привозил Кубок Стэнли. С Радуловым встречались и общались, когда он был в ЦСКА. Ребята же за границей, поэтому постоянного контакта нет, когда приезжают в Россию, то можем созвониться или встретиться.

— А с воспитанниками, с которыми на протяжении 10 лет работали, поддерживаете связь?
— C ними у нас очень тесная связь. На нашей арене катаются Равиль Якубов и Женя Корешков — они помощники тренера в ЦСКА — постоянно подхожу к ним и разговариваю. С Лешей Жамновым постоянно созваниваемся. К сожалению, Саши Карповцева и Игоря Королева уже нет, они погибли с «Локомотивом» в той страшной трагедии…

— За всю свою карьеру Вы поработали и с основной командой «Динамо» и с «Динамо-2», уходили и в другие клубы, но все равно вернулись в стан динамовцев. Это какая-то особенная связь?
— Я, можно сказать, стал тренером именно в «Динамо». Начал работать с 70-м годом, когда мне было 23, а ушел в 2003 году, в 46 лет. Для меня «Динамо» — родной клуб. С большим удовольствием сюда вернулся и стремился к этому. После 2003 года, когда я ушел, у меня появилась возможность поработать с командами мастеров, поэтому отработал с несколькими другими командами. Получается, что все хоккейные срезы, начиная от маленьких возрастов и до самого конца, мне довелось поработать. Мне понятно, над чем нужно работать хоккеистам, чтобы они в итоге поднялись на самый верх. Считаю, что в этом у меня есть преимущество, потому что работал со всеми возрастами.