13 июля 2020

В «Динамо» осталась частичка меня

Нападающий бело-голубых Дмитрий Кагарлицкий дал первое интервью пресс-службе Клуба после возвращения в «Динамо»

— Дмитрий, с момента обмена прошел уже месяц. Что поменялось в жизни за этот период?
— Я очень ждал этого обмена и рад, что все получилось. Только о «Динамо» и был разговор. Спасибо руководству СКА за то, что пошли навстречу и не предлагали других вариантов. Мне оставалось сидеть, ждать и тренироваться на самоизоляции. Все понимали, что меня обменяют.

— Что же случилось год назад?
— Много раз об этом говорили и писали. Поначалу с новым руководством не получилось диалога. Если бы я подождал еще немного времени, то может быть сложилось по-другому. Тут сложно сказать, но уходить из «Динамо» я не хотел.

— Когда пришло понимание, что в Петербурге у вас что-то идет не так?
— На сборах. С самого начала я понял, что на меня не сильно рассчитывают, и тренерский штаб не выдавал должного кредита доверия.

— СМИ неоднократно сообщали, что вас не могли обменять без вашего согласия. Так ли это?
— Разумеется. У меня был прописан такой пункт. Поэтому все слухи, что могу перейти в Уфу или Омск — все это вбросы. Со мной никто не связывался из других клубов. Думаю, что в СКА это понимали, и поэтому сразу был проработан вариант именно с «Динамо».

— После обмена был перезаключен контракт на новых условиях, при этом Генеральный директор Евгений Кровопусков рассказал, что вы заключили некое пари. В чем оно заключается?
— Это уже вопросы к Евгению Анатольевичу, ведь он пари заключал. (смеется). Что касается новых условий контракта, то тут одно цепляется за другое. Хочется в новом сезоне выступить достойно. Я читал, что в СМИ писали, якобы Кагарлицкий готов был пойти на меньшие деньги, но ему дали больше. Какой-то смешной вброс. Честно скажу, что я просил больше (смеется), но дали меньше.

— Новое соглашение рассчитано всего на один год. Многие опасаются, что может повториться история годичной давности.
— У меня был контракт на два года, в котором была прописана сумма больше, чем сейчас и, по сути, я мог от нее не отказываться. Логично, что я пошел на понижение, подписав контракт на год. Я планирую выступить достойно, чтобы в будущем пересмотреть условия. При этом я хочу остаться в «Динамо», и я думаю, что все получится. Сейчас же хочется поиграть в хоккей и провести хороший сезон.

— В «Динамо» сейчас три игрока, которые в прошлом сезоне выступали под девятым номером. Как решали этот вопрос?
— Да никак не решали. Я играл в «Динамо» под девятым, поэтому мне и отдали его. Мне Вадик Шипачев сказал, что Егор Аланов хороший парень и никаких проблем не будет. Я сам сталкивался, когда был молодым и приходилось отдавать номер. Ничего такого в этом нет. Я ему еще не успел спасибо сказать!

— Следили по ходу чемпионата за «Динамо»?
— Да, конечно. Смотрел много игр. Был на связи с пацанами: с Вадиком Шипачевым, Даней Тарасовым, с Андрюхой Алексеевым… Со многими общались. Когда у меня не шло, то парни меня поддерживали, да и когда «Динамо» на старте неровно выступало, то я также не оставался в стороне и подбадривал их. Это не чужой мне клуб, и частичка меня осталась здесь. Хорошо, что я сюда вернулся.

— Перед одной из игр в Петербурге вы очень долго о чем-то беседовали с Владимиром Крикуновым. О чем, если не секрет?
— У меня хорошие отношения с Владимиром Васильевичем. О жизни, о хоккее говорили, о быте. Об обмене речи не вели. Он отзывчивый человек, которому можно всегда позвонить — и он ответит.

— Возвращаясь к очным противостояниям с «Динамо». Болельщики не очень оценили бурную радость после заброшенной шайбы в ворота Бочарова…
— Я бы не сказал, что я бурно отпраздновал. Обычно я всегда так отмечаю заброшенные шайбы, но надо понимать, что до этого мне не удавалось отличиться длительный период. Это эмоция, которая не была привязана к сопернику. Было очень приятно играть и одновременно странно на этой арене. Против болельщиков и этой команды несколько дико выступать. Не было особого желания забить или доказать, это была обычная эмоция, когда чего-то долго ждешь. Не более того.

— Почему решили удалиться из инстаграма? Вы были активным пользователем.
— Много времени отнимает. Пока вернуться не хочется. Не вижу своего будущего в этой стезе. Порой сидишь, в телефоне залипаешь, а так можно потратить время с пользой, побыть с семьей. Я уже год без этого «мероприятия» — и особо не тянет.

— Вы без игровой практики с 7 января. Над чем нужно будет работать на сборах в первую очередь?
— Побольше игровой практики бы! А вообще, сейчас такое время, что все очень долго находятся без ледовых занятий и практики. Все сидели дома, я очень соскучился по хоккею. На это и есть 10 игр предсезонных, чтобы войти в ритм. Да, будет тяжело первые матчи. Надеюсь, что в сезон войду в оптимальной форме. В Петербурге много работал с молодыми игроками из неиграющего состава. Считаю, что мне и им это пошло на пользу. Во всем есть свои плюсы и минусы.